Флигель для одиноких крепостных

Северный флигель для крепостных предназначался для одиноких людей.

Как и флигель для семейных крепостных он был весьма скромен архитектурно. И тоже содержал в себе 26 жилых комнат. 

Построен он был также по проекту Кампорези в 1790-х годах.

Сохранность постройки достаточно высокая, хотя за прошедшие после Апраксиных десятилетия во флигеле были сделаны различные изменения. И была утеряна ниша с торца здания (там сделали дополнительный вход с лестницей).

В советское время здесь находился спальный корпус санатория “Радуга”.

История

Северный овальный флигель находится в центральной части усадьбы Ольгово, на территории парадного двора, замыкая его с западной стороны. Относительно главной композиционной оси, проходящей через парадный двор, он симметричен южному аналогичному флигелю. 

Ансамбль парадного двора был сформирован при Степане Степановиче Апраксине по проекту известного итальянского архитектора Франческо Кампорези в конце XVIII – начале XIX вв. На центральной планировочной оси курдонёра находился главный дом, соединенный галереями с боковыми флигелями (театром и оранжереей) и службами. С западной стороны пространство двора замыкали выстроенные полукругом людские флигели с башнями парадного въезда между ними. 

Точная дата строительства северного полукруглого флигеля неизвестна. В паспорте памятника истории и культуры СССР, составленном архитектором ВПНРК Н.Н. Чугреевой в 1974 г., его постройка отнесена к 1780-1790-м гг. В научном каталоге памятников архитектуры Московской области датировка ограничена концом 1790-х годов

Подлинные проектные чертежи Ф. Кампорези не сохранились или же еще не обнаружены. Еще в 1925 г. заведующий музеем-усадьбой Ольгово Ю. Анисимов писал: “Чертежи Кампорези существовали еще недавно и даже были сфотографированы для готовившегося описания Ольгова. Но судьбу их в настоящее время установить нельзя”.

В коллекции Музея архитектуры сохранились шесть чертежей, являющихся копиями проекта Ф. Кампорези. Они выполнены тушью и акварелью на плотной голубой бумаге с водяным знаком “1801”. 

Все они представляют варианты фасадов и разрезы строений северной половины парадного двора. На четырех листах присутствует изображение рассматриваемого флигеля, который был запроектирован в виде криволинейного в плане одноэтажного строения, перекрытого скатной крышей. 

На двух чертежах фасады жилого корпуса обработаны ленточным рустом, разделены пилястрами и прямоугольными окнами с веерными замками и квадратными нишами над ними.

Акцентом торцевого южного фасада, увенчанного фронтоном, служила экседра (полукруглая ниша с арочным завершением). В третьем варианте главным элементом оформления гладко оштукатуренных фасадов стал мотив аркады. Проезд между жилым корпусом и театром выделен монументальной трехчастной ордерной композицией в палладианском стиле. 

На четвертом листе жилой корпус разделен сквозным арочным проходом на две неравные части. Как свидетельствует надпись на французском языке, левая часть предназначалась для проживания поваров и прачек, а правая – под прачечную (” Logement des cuisiniers et blanchisseuses… Bouanderie”). Облик здания в этом варианте предельно лаконичен. Гладко оштукатуренные фасады опоясаны понизу цоколем, над ним – прорезаны прямоугольными окнами. Торцевой фасад показан без экседры и завершен фронтоном.

Над изображением имеется надпись карандашом “зделано”, то есть постройка была выполнена до 1801 г., что подтверждает датировку, приведенную в паспорте и научном каталоге.

В коллекции Музея-заповедника “Дмитровский кремль” хранится чертеж с аналогичным изображением жилого корпуса, с той лишь разницей, что в средней его части показан дверной проем с арочным завершением XVIII века.

Без проема и экседры здание изображено на акварельном рисунке из коллекции Научно-исследовательского музея Российской академии художеств, датируемом 2-й половиной.

В итоге был выстроен криволинейный корпус по четвертому варианту, но с экседрой на южном торце и без проема в средней части. Благодаря понижению рельефа под западной частью здания был сделан цокольный этаж с дополнительным рядом окон. Предназначался флигель для проживания не женатых (холостых) дворовых людей.

Флигель просуществовал без значительных перестроек вплоть до 1880-х гг., когда при Викторе Владимировиче Апраксине началась масштабная реконструкция усадьбы под руководством архитектора Н.В. Набокова. Холостой флигель при этом был капитально отремонтирован.

В сметах, датированных второй половиной 1880-х гг., упомянуты каменные, плотничные, кровельные и малярные работы, а именно: вычинка кирпичной кладки снаружи, замена столярных заполнений оконных и дверных проемов и полов, устройство крыльца при входе и двух световых фонарей на крыше. К торцам здания примкнули ограды с решетками в каменных столбах, соединившие его с театральным флигелем и башней парадного въезда.

Фасады флигеля были оштукатурены и покрашены. Судя по фотографиям первой половины ХХ в., штукатурка наносилась на стены тонким слоем (подобно обмазке), не скрывая фактуру кирпичной кладки. 

Здание зафиксировано на плане усадьбы 1896 г., а в экспликации указано: “Каменный полуциркульный флигель для служащих холостых”.

Более подробная характеристика представлена в описи недвижимого имущества усадьбы, составленной в 1898 г. после смерти В.В. Апраксина, при его вдове Александре Михайловне: “Холостой флигель двухэтажный каменный полукруглый, длиною с наружной стороны 27, а с внутренней стороны 19 сажен, шириною 16 аршин, вышиною 8 аршин, в нем окон 49, комнат 23, печей 4, входная дверь одна, крыт железом”. 

Облик здания, сложившийся к началу ХХ вв., фиксирует фотография П.П. Павлова, сделанная в 1900-х годах. 

В 1919-1926 гг. северный полукруглый корпус, вместе с другими постройками парадного двора (за исключением южного полукруглого корпуса) находился в ведении музея усадебной культуры и быта.

В инвентарной описи 1923 г. есть описание флигеля: “Закругленная каменная постройка по коридорной системе с полуподвальным нежилым этажом под частью ея. Занимает площадь в 107 кв. саж., длина 69 ар., шир. 14 ар. всего 26 комнат почти одного размера. Требует ремонта”.

В 1926-1927 гг. в холостом флигеле производился ремонт. В отчете от 31 октября 1926 г. указано: “Музею принадлежит здание, где помещалась холостая прислуга с 26 отдельными комнатами, которые в настоящее время ремонтируются для сдачи под дом отдыха, для дачников и т.д.”.

К этому же периоду относится чертеж с планом корпуса, на котором зафиксирована внутренняя планировка с центральным коридором и многочисленными комнатами по его сторонам, двумя лестницами, ведущими в цокольный этаж. На южном торце отмечена экседра.

После окончательного закрытия музея в 1928 г. в постройках центральной части усадьбы разместили санаторий “Ольгово” УСПУ Мособлпрофсовета Дмитровского района (в 1940-х гг. санаторий Профсоюза работников металлургической промышленности “Металлург”, с 1956 г. – санаторий “Радуга”).

Северный флигель был приспособлен под нужды учреждения в качестве спального корпуса. При этом экседра на южном торце была заложена и устроен вход на первый этаж с наружной лестницей.

В послевоенный период фасады гладко оштукатурили, а окна первого этажа украсили рамочными наличниками с небольшими замковыми камнями. Исторические ограды, примыкающие к корпусу, были утрачены, вместо них в послевоенное время с восточной стороны была возведена деревянная ограда с каменными пилонами ворот и калиткой. 

Согласно результатам инженерно-геологических изысканий, проведенных в 2003 г., в поздние сроки эксплуатации здание капитально ремонтировалось с заменой перекрытий, внутренних перегородок, крыши и, частичной перекладкой стен.

В отчете отмечено: “междуэтажные перекрытия в прямолинейной части здания выполнено из сборных железобетонных многопустотных плит, а в закругленной части из монолитного железобетона в виде плоской плиты по стальным балкам из прокатного профиля… Крыша вальмовая по наклонным дощатым стропилам с кровлей из оцинкованной кровельной стали… Лестница [междуэтажная] из сборных железобетонных ступеней по стальным косоурам выполнена в поздний период эксплуатации… Потолки в помещениях… подвесные из листов фанеры, ДВП… Полы на первом этаже… линолеумные по цементно- песчаной стяжке. На цокольном этаже полы из керамической плитки по бетонному основанию…”

Как свидетельствуют представленные в отчете фотоматериалы к тому времени окна уже лишились поздних наличников.

В настоящее время исследуемый объект представляет собой кирпичное одноэтажное, с цокольным этажом под западной частью строение криволинейной формы в плане, перекрытое двухскатной крышей. Под западной частью здания находится цокольный этаж, выявленный на фасадах рядом окон. 

Оштукатуренные фасады, завершенные классическим гладким фризом с профилированным карнизом, имеют лаконичное архитектурно-художественное решение с гладким цоколем и ритмичным рядом прямоугольных окон без наличников. 

К южному торцевому фасаду, частично утратившему штукатурный слой, пристроена современная металлическая лестница, ведущая ко входу на первый этаж. В его центре сохранились фрагменты заложенной экседры.

Второй вход на первый этаж флигеля с поздним советским каменным крыльцом и навесом на металлических столбиках устроен в центре восточного (торцевого) фасада. со стороны восточного торца. 

Планировка интерьеров здания конца XVIII в. искажена перепланировками в советский период и сохранилась только в капитальных стенах. В центральной части здания находится междуэтажная двухмаршевая лестница со сборными железобетонными ступенями по стальным косоурам. Междуэтажное и чердачное перекрытия – железобетонные. Внутренняя отделка выполнена современными материалами. 

Интересные факты

После национализации усадьбы в данном флигеле было обнаружено множество различных картин в коридоре. Анисимов Ю. в книге “Ольгово. Дубровицы” так рассказывал об интересной находке:

“Вдоль всего коридора висели картины, по большей части в превосходных старинных рамах.

Стекла из выбитых световых фонарей покрывали пол. Прямо под дождем, лью­щимся сквозь один из них, десятки лет плесневел какой-то батальный сюжет: с сомнительными гол­ландцами и итальянцами перепутались полулубоч­ные фантастические изображения великих князей и царей от Рюрика и до наших дней.

В отдельных комнатах, прямо к стенам гвоздями прибиты огром­ные копии с царских портретов Лампи, Боровиков­ского и других. И какой только живописью не удовлетворялись те времена!”

 

Крепостных называли также “дворовыми” или “дворней”. Отношение к крепостным было как к рабам, к неодушевленной собственности.

И даже несмотря на то, что крепостные участвовали в театральных постановках, рисовали картины для “господ”, делали уникальные на тот момент вещи из метала, мебель (не говоря уже про всю работу по хозяйству) – их все равно могли высечь просто из-за плохого настроения владельца усадьбы.

Екатерина Владимировна Апраксина (Голицына) была убеждена, что все крепостные девушки обязаны уже в 19 лет выйти замуж. Будущий муж должен быть согласован семьей этой девушки и помещиком. Мнение девушки вообще не бралось в расчет. Нежелание девушек выходить замуж Апраксина Е.В. воспринимала в штыки и считала, что девушки в этом случае обязательно “пустятся в разврат”. Каких-либо требований Екатерины Владимировны к крепостным мужчинам до наших дней не дошло.

Муж Апраксиной (Голицыной) Степан Степанович получил в наследство и присвоил сам разными путями право распоряжаться 50 000 крепостных. У Апраксиных было множество имений в разных частях Российской империи.

Жестокая эксплуатация крестьян в их имении в Брасово (ныне – Брянская область), а также желание крестьян служить напрямую император, а не помещику, привели к восстанию крестьян в 1796 г. К восстанию присоединились также крестьяне соседних помещиков (в том числе и у Н.П. Голицыной – матери Екатерины Владимировны – жены Степана Степановича Апраксина). Общее число их доходило до 5 000. Подавлено это восстание было только с помощью военных (и то не с первого раза). Более подробно про тот случай описано в книге “Двуглавые орлы Брасовской усадьбы: документальное исследование” Рожкова С.Н. 2015 г.

Фотогалерея

Местонахождение здания